АСПИРАНТУРА - ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Аспирантура в аспирантуре

Российскую аспирантуру в последние годы часто критикуют: и учатся в ней не те, и учат там не тому. Пока власти пытаются разобраться, как исправить ситуацию, группа учёных запустила альтернативный проект – БиоН. Это сеть аспирантур в области нейробиотехнологий, куда входят девять российских и семь европейских университетов, а также научно-исследовательских институтов. Объединяет проект свыше 100 аспирантов и 30 учёных. Главное преимущество новой модели – мобильность участников. Ежемесячно им предлагают различные мероприятия: лекции, семинары, научные школы, которые проводятся в разных вузах. И у самых достойных молодых учёных есть возможность отправиться на трёхмесячную стажировку за границу.

Юрий Штыров
Юрий Штыров: «Меня волнует, что происходит в России, и я хотел бы по возможности помогать, в частности повышая качество образования»

Проект БиоН (расшифровывается как «Биотехнологии в нейронауках») стартовал около двух лет назад. Его инициаторы – учёные-соотечественники, живущие за границей, но неравнодушные к тому, что происходит в российском образовании. В 2004–2005 годах они разработали оригинальную магистерскую программу, которую апробировали в Санкт-Петербургском госуниверситете. Она и сейчас существует, вуз включил её в учебный план. А потом решили сосредоточиться на аспирантуре.

«Вместе с коллегами – русскими учёными из Хельсинки, Лондона, Базеля – я – один из тех, кто стоял у истоков проекта, – говорит старший научный сотрудник Института исследований познания и мозга в Кембридже (Cognition and Brain Sciences Unit) и директор Отдела когнитивного исследования мозга в Университете Хельсинки, профессор Юрий Штыров. – Я покинул Россию в середине 90-х годов, будучи ещё молодым человеком, когда наукой стало практически невозможно здесь заниматься. Поэтому одна из причин – желание развивать связи, в том числе научные; в рамках проекта появились очень интересные совместные работы с российскими лабораториями. Но меня в целом волнует, что происходит в России, и я хотел бы по возможности помогать, в частности повышая качество образования, привнося в него самое лучшее из международного опыта и развивая новые технологии образования в высшей школе. Это, можно сказать, основная цель проекта».

В России нейробиология традиционно была сильна. Достаточно вспомнить работы Павлова, Сеченова, Мечникова. Однако в последние годы она пришла в упадок из-за недофинансирования. Чтобы вернуть ей утраченные позиции, авторы проекта пытаются объединить имеющиеся в России и за рубежом ресурсы: интеллектуальные, технические, финансовые. Идея заключается в том, чтобы аспиранты из разных вузов страны посещали дополнительные занятия. Тот же курс, который читается, допустим, в Кембриджском университете полгода, можно изучить в России за неделю в более интенсивном режиме, пригласив к нам преподавателя. Причём познакомиться с его лекциями смогут все аспиранты консорциума: из Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Ростова-на-Дону и т.д.

БиоН – это не аспирантура в общепринятом смысле, здесь не присваивают степень кандидата наук. Работа ведётся с аспирантами вузов-партнёров. Чтобы принять участие в мероприятии, им надо зарегистрироваться на сайте проекта, подать заявку и отправить резюме. Важно, что проводятся они не только в Москве (хотя здесь проще разместить всех участников – предоставляются места в общежитии ГЗ МГУ). В каждом вузе консорциума есть свои сильные направления и учёные. Поэтому даже москвичам и питерцам имеет смысл выезжать в регионы. За два года было организовано 12 курсов и три научные школы.

По финскому образцу

Когда задумывался проект БиоН, то за основу взяли финскую систему Finnish Graduate School of Neuroscience (FGSN). Это фондовая организация (сетевая школа) от Финской академии наук. Она выделяет деньги на набор аспирантов. Выбираются лучшие. Им выплачивают стипендии. Все учатся в разных университетах, но периодически встречаются на специальных курсах, практикумах и школах. В России решили попробовать создать подобную сетевую модель для российских вузов.

«Один из главных недостатков российской аспирантуры в том, что за всё время обучения аспиранты находятся обычно в одном учебном заведении, – говорит координатор проекта БиоН по России Ольга Мартынова. – У них нет возможности поехать в другой университет, прослушать интересующий их курс, познакомиться с какими-то учёными. Второй недостаток: в России аспирантура в основном направлена на научную деятельность – выполнение неких экспериментов/исследований сугубо по своей теме, защита кандидатской. В отличие от европейской аспирантуры, в нашей нет образовательного компонента. Сохраняется лишь обязательное требование сдачи трёх экзаменов по философии, иностранному языку и специальности. В своём проекте мы решили устранить эти два недостатка».

Проект БиоН стартовал благодаря финансовой поддержке Евросоюза (рассчитан на три года, до 2013-го). У ЕС есть специальные гранты, которые выделяются на проекты, направленные на сближение образовательного пространства Европы и стран Восточного региона, в том числе России. Деньги в основном тратятся на оплату поездок и проживания аспирантов и преподавателей. Практически сразу, на момент подготовки проекта, в нём согласился участвовать МГУ (биофак), Санкт-Петербургский госуниверситет, Южный федеральный, Нижегородский государственный им. Н. И. Лобачевского (кафедра нейродинамики), Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии (ИВНД) РАН и некоторые другие.

«В этом проекте изначально заложены уникальные возможности, – говорит директор ИВНД член-корреспондент РАН Павел Балабан. – В России нет таких сетей – межинститутских и тем более международных. Аспирантам предлагается пройти стажировку и получить новые знания не только у нас в стране, но и в Европе. Наши аспиранты – это фактически рабы, которые попадают в одно место и всю жизнь могут там провести, – зашоренные своей лабораторией/тематикой, так называемой “научной школой”. Это абсолютно неправильно и неприемлемо! В каком-то смысле это гибель молодёжи. В западных странах человек не может остаться в той лаборатории, в которой он выполнял кандидатскую диссертацию. Он вынужден уйти с насиженного места. А у нас… где выучились – там и остались. Надо развивать мобильность, ездить в другие лаборатории, узнавать, что делают учёные в других местах».

Аспиранты: уехать или остаться?

Российским аспирантам предоставляют возможность не только познакомиться с ведущими учёными в своей области (чтобы пригласить их на лекцию или какое-то мероприятие, организаторам приходится начинать переговоры за полгода, а то и за год!), но и пройти трёхмесячную стажировку в зарубежных университетах. Не служит ли это дополнительным стимулом для оттока талантливой молодёжи за рубеж?

«Это происходит постоянно, – говорит Ольга Мартынова. – За последние годы не везде, но во многих университетах уровень исследований вырос. Так что уже далеко не все хотят уехать. Где-то процентов 50 на 50. Причём мы заметили, что москвичи особенно не стремятся за границу. Видимо, и здесь неплохо».

Павел Балабан не склонен преувеличивать масштабы проблемы оттока молодёжи: «Я считаю, наоборот, проект даёт шанс узнать, где в России есть сильные лаборатории. А они есть, поверьте мне, просто их немного, и не всем они известны. А благодаря стажировкам и летним школам с ними можно познакомиться. Те, кто хочет уехать, и так уедут. Часть из них вернётся. Остальные будут помогать России с грантами, приёмом молодёжи. Ничего плохого в этом нет!»

Сами аспиранты с восторгом отзываются о проекте БиоН. «Я посещал различные лекции – очень высокого уровня. Их читали приглашённые специалисты из Кембриджа, Базельского университета и других, – рассказывает аспирант первого года Санкт-Петербургского госуниверситета Сергей Тугин. – На многих мероприятиях побывал – семинарах, конференциях, летних школах. А ещё у меня была возможность посетить лабораторию в Хельсинки – с оплатой помогли организаторы проекта. Там я стажировался три месяца, изучал новейшие методы анализа в своей области. Это очень расширило мой кругозор. Я уже не говорю про различные связи, которые наверняка пригодятся».

Научную карьеру Сергей хотел бы продолжить в Европе. Самое реальное – попасть в Финляндию. А наиболее привлекательны для него Швейцария и Англия.

У аспирантки МГУ Роксаны Салиховой тоже большой опыт участия в разных семинарах и школах: она была в Бекасово, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге. Ездила на три месяца во Францию, в парижский институт ENS (l’École normale supérieure) вместе с сокурсницей. Почти сразу их задействовали в исследовании.

«Я считаю мероприятия такого рода полезными, – говорит аспирантка. – Помимо того что есть возможность послушать других людей, которые уже чего-то добились в своей области, реально наладить какие-то контакты со своими сверстниками, которые занимаются похожими работами в других городах, а также пообщаться с приезжающими лекторами. На стажировках получаешь очень богатый опыт, можно что-то позаимствовать и привнести в свою лабораторию. Я, кстати, хочу остаться в России, на своей кафедре, в МГУ».

Где найти поддержку

Организаторы проекта довольны его реализацией. Аспиранты проявляют большую активность, от вузов и НИИ поступают предложения о сотрудничестве. Пока в подвешенном состоянии остаётся только вопрос финансирования.

«Мы пытаемся искать самые разные источники, чтобы проект стал более стабильным, – говорит Юрий Штыров. – Естественно, сейчас мы внимательно изучаем российские возможности, следим за новыми инициативами вроде “Сколково”. Пока не могу сказать, что смогли заинтересовать Министерство образования и науки РФ, но пытаемся с ним взаимодействовать. Возможно, нам предстоит создать некое юридическое лицо, чтобы министерству было понятно, с кем работать. Но в области образования это связано с непреодолимыми бюрократическими процедурами. Возможно, необходимо оформить общественную организацию или фонд. Такого рода затруднения отвлекают от сути нашей работы, но без стабильного источника поддержки любые, даже самые прогрессивные, начинания не выживут, а мы настроены на успех».

Авторы проекта БиоН считают, что созданная ими модель сетевой аспирантуры по своей сути универсальна, – её можно тиражировать и в других научных направлениях. Так что надеются получить от российского государства поддержку на развитие перспективного проекта.

Студенты первой школы БиоН
Студенты первой школы БиоН «Когнитивные нейротехнологии» на обсуждении вопросов, заданных лектором, в Бекасово

Муравьёва Марина, S&T RF


Адрес заметки: http://dis.finansy.ru/a/post_1335180714.html
Ваш комментарий к статье:



cod


Примечание:
Обязательные для заполнения поля помечены карандашом
email при указании не будет опубликован.
Адреса с http:// преобразуются в ссылки автоматически
Теги запрещены

Рейтинг популярности - на эти публикации чаще всего ссылаются: